Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Политика С. Ю. Витте и начало массовой индустриализации


Экономический подъем происходил за счет быстрого роста иностранных инвестиций, ставшего возможным благодаря последовательной политике С. Ю. Витте (министра финансов с 1892 по 1903 гг.) — сторонника привлечения иностранных капиталов и одного из основных инициаторов экономической модернизации (называвшейся современниками «насаждением промышленности»).
Политика С. Ю. Витте и начало массовой индустриализации

По словам Витте, «финансовое искусство — не магия, еще никто не изобрел средства чудодейственно возбуждать и поддерживать финансовую мощь в разрушающемся экономическом организме. Прочные финансовые успехи могут проистекать лишь при наличности условий, благоприятных и для народного благосостояния».
Витте считал, что в России следует как можно быстрее проводить реформы, так как они имеют тенденцию тормозиться и не реализовываться. «Витте — самая крупная правительственная фигура в России последних десятилетий... всесильный когда-то министр финансов, влияние которого выходило далеко за пределы его ведомства... стоял на рубеже старой и новой России» и с его именем была связана «целая эпоха... финансовой и экономической истории». Одним из главных принципов финансово-экономической политики Витте была «европеизация русской экономической жизни», и Витте насаждал в России «западноевропейский промышленный капитализм», воплощая это в жизнь с «настойчивостью и талантом, каких не обнаружил ни один из его предшественников».
Уход С. Ю. Витте с поста министра финансов и назначение Э. К. Плеске, недолго бывшего министром, «вызвали оживленные толки о предстоящем направлении русской финансовой и экономической политики. Большинство русских газет и значительная часть иностранной печати усмотрели в назначении преемником С. Ю. Витте одного из его ближайших сотрудников залог неизменного... курса нашей финансовой политики». Значимость фигуры Витте и конструктивность его экономических реформ особенно хорошо заметны при сравнении с деятельностью его преемника В. Н. Коковцова (министр финансов с 1904 по 1914 гг., председатель Совета министров с 1911 по 1914 гг.). Хотя считается, что Коковцов в целом продолжал линию Витте, его десятилетнее пребывание на посту министра «не ознаменовалось ни одной финансовой реформой, которой будет место в истории». Очевидным для всех положительным результатом кредитной политики Витте стало привлечение им капиталов для нужд частных предприятий, а также рядом финансовых реформ, вызвавших значительное удешевление кредита и повысивших его доступность, что создало толчок для новой волны учредительства.
Основные факторы модернизации в других странах (индустриализация, урбанизация, рост мобильности заселения и распространение печатных средств массовой информации) имели ограниченное влияние в Российской империи, где образованная прослойка (интеллигенция и дворянство) составляла всего 2% населения.
С. Ю. Витте хорошо это понимал, как понимал и то, что против его реформ выступала «почти вся мыслящая Россия» — выступала «по невежеству... по привычке... и по личному, хотя и мнимому, интересу некоторых классов населения». Критики реформ Витте было немало — иногда она принимала весьма острую форму: «Витте, окружив себя тайными нигилистами и явными социалистами... пытается перестроить самодержавную Россию согласно доктринам Карла Маркса». По утверждениям критиков Витте, его главный инструмент — «развращение подкупами», и в своем «лейб-органе Berliner Tageblatt» Витте организовывал публикацию заказных статей «на тему “Витте и антикоррупция», в которых читателей убеждали в отношении Витте, что «его неподкупность есть редкое исключение между русскими сановниками».
Критики политики Витте считали, что «благодаря энергии и силам, не надлежащим образом направленным, после казавшегося некоторое время расцвета русской промышленности, в действительности перед нами картина длящегося годы кризиса». Хотя сам Витте не раз заявлял, что благосостояние государства может быть прочным только тогда, когда оно основано на благосостоянии народа, «убежден ли в конце десятилетия министр финансов, что за это время благосостояние народное заметно ушло вперед», или это «вызывает у него самого сомнение?».
Несмотря на все эти антикапиталистические настроения в обществе и весьма распространенное негативное отношение к развитию промышленности, бирж и рыночной экономики в целом, С. Ю. Витте последовательно проводил целенаправленную политику привлечения иностранных капиталов, продолжив линию своего предшественника И. А. Вышнеградского.
Массовая индустриализация в России началась более чем на три десятилетия позже начала быстрой индустриализации в Германии. Причиной такого отставания (как и общей глубокой экономической отсталости России) была многовековая традиция подчинять интересы экономического развития военным интересам государства. Этим объясняется и то, что экономическое развитие, стимулируемое военной необходимостью, было неравномерным и зависело от политических обстоятельств.
Причины экономической отсталости России конца XIX в. и Германии середины XIX в. были чем-то похожими, но важными были и количественные отличия — дефицит финансовых ресурсов в Российской империи был настолько значительным, что банковская система не могла привлечь достаточных капиталов для финансирования индустриализации. К тому же, стандарты деловой этики были низки, а общее недоверие так велико (банкротства стали почти обычной практикой), что банки не могли выдавать долгосрочные кредиты. Движущей силой индустриализации в России стало государство. При таком подходе потери от не всегда эффективного использования капиталов были немалыми, однако в целом успех политики Витте очевиден, и либеральные экономические реформы (проводившиеся в стране, которую вряд ли можно было назвать либеральной) оказались достаточно результативными.
В то же время не следует переоценивать степень экономического либерализма С. В. Витте, поддерживавшего повышенную роль государства в регулировании экономической и финансовой систем — его программа индустриализации ориентировалась на стиль управления экономикой, принятый Бисмарком, а финансовая политика была направлена на «перераспределения экономических ресурсов от частного сектора к государственному». Поэтому в конце XIX — начале XX вв. «в еще большей степени, чем раньше проявилось вмешательство государства в экономическую жизнь страны».
И хотя политика С. Ю. Витте, с которой была связана целая эпоха, основывалась на идеях «экономического национализма» Фридриха Листа, работы которого были хорошо известны Витте, и на принципе усиления централизованного государственного контроля над экономикой, традиционного для Российской империи, его деятельность в целом была конструктивной. В результате такой политики «наибольшего развития достигла при Витте тяжелая индустрия, но какой ценой! Поощрением железнодорожного строительства, иногда только для того, чтобы ослабить промышленный кризис» а также массовым размещением «правительственных заказов».
Сегодня, по прошествии многих лет, сравнивая фигуру Витте с другими государственными деятелями, пытавшимися преобразовывать и модернизировать российскую экономику, понимаешь, что конструктивность Витте была связана с тем, что личная выгода для него (в отличие от многих других), скорее всего, не была главной целью, отступая на второй план перед идеей экономического и политического возвышения Российской империи. Он был человеком европейского склада (возможно, отчасти благодаря своим немецким корням, а возможно за счет воспитания и жизненной истории) — одним из тех образованных и широко мыслящих «русских европейцев», о которых говорил Ф. Степун.