Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Роль Российской империи в мировой экономической системе


В общемировом промышленном производстве постоянно росла доля Российской империи и других «новых индустриальных стран» — США и Германии, в то время как доля «старых» индустриальных держав — Англии и Франции все больше снижалась (таблица 1).
Роль Российской империи в мировой экономической системе

В стране было 568 угледобывающих предприятий, 244 нефтеперерабатывающих и нефтедобывающих компаний (в Бакинском регионе), 255 металлургических заводов, 1800 металлообрабатывающих и 840 текстильных предприятий. Промышленность концентрировалась в нескольких индустриальных центрах, в частности на Урале и, особенно, на юго-востоке Украины, где за счет иностранных инвестиций (преимущественно французских и бельгийских) сформировался новый регион угледобывающей и металлургической промышленности. Первоначально С. Ю. Витте «ставил своей задачей возрождение Урала. Однако... падение уральской промышленности все увеличивалось — при явном поощрении промышленности Донецкого бассейна». Витте справедливо считал, что проще создать новые предприятия (в местах более удобных с точки зрения экономической географии), используя иностранные инвестиции, чем реконструировать старые и расположенные слишком далеко в глубине страны.
В то время у идеи возрождения уральской металлургической промышленности было немало сторонников. Карл Баллод (1864—1931), латышский экономист начала XX века, в качестве одного из аргументов в пользу Урала отмечал, что «рабочих на уральских казенных заводах более чем достаточно... главное — что эти рабочие дешевы, не то, что... в Донецкой области, где рабочее население приходится сперва создать, так как его на месте не было. На Урале рабочий получает 50—60 коп. в день, в Донецкой области — вдвое и втрое больше».
Однако упадок уральской промышленности был очевидным для всех. «Старинный Урал, колыбель русской металлургической промышленности, с каждым годом падает», — писало «Финансовое обозрение» в июле 1912 года. «Большинство его заводов, работающие на древесном горючем, отсталые технически и экономически, угнетаемые пережитками глубокой старины» и существованием «отживших отношений между заводоуправлениями и населением... чахнут и замирают... несмотря на колоссальные богатства своих месторождений». Современным владельцам уральских предприятий уже «не спасти Урал» — он «пал, поверженный новым пришельцем — горнопромышленным Югом». Чтобы попытаться возродить Урал, «нужны новые люди, новые капиталы, новое отношение к делу. Все это несут сюда иностранцы, которые безлюдную степь Криворожья превратили в русский Шеффилд и Ливерпуль».