Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Реформирование кредитно-финансовой системы


После кризиса 1858—59 гг. потребность в реформировании кредитной системы стала очевидной, особенно с учетом предстоящей в 1861 году отмены крепостного права — недостаточное развитие механизма аккумуляции и распределения финансовых ресурсов было одной из причин, тормозивших экономическое и финансовое развитие Российской империи.
До 1860-х годов банковское дело являлось монополией государства, акционерных коммерческих банков и небанковских финансовых учреждений (обществ взаимного кредита и др.) еще не было — Государственный банк Российской империи был основан только в 1860 г., а первый акционерный банк — в 1864 г. В России «до уничтожения крепостного права... совершенно не было частных кредитных учреждений за исключением поземельного Александровского дворянского банка в Нижнем Новгороде, учрежденного в 1841 году. Существовали государственные кредитные учреждения... для ипотечного и коммерческого кредита, но их деятельность была... слаба».
Когда «все капиталы России» сосредоточены в государственных банках, «императорским словом обещано возвращать их по востребованию, а они, как известно, выдаются с большим и большим каждый день замедлением, от того, что сама казна выбрала их из банков на свои надобности», трудно получить внутренние займы и «останавливаются всякие полезные начинания». Правительство же опасается создания системы частного кредита, «чтобы только не трогали банковых капиталов». Становится очевидным, что «в самых основаниях этой системы гнездится коренное зло, требующее неотложного исправления».
«Правительство давно уже осознавало необходимость коренной банковой реформы», хотя «публика оставалась в совершенном неведении относительно необходимости ликвидации казенных банков». Еще в июле 1857 года Комитет финансов принял решение ликвидировать как устаревшие существующие кредитные учреждения (Сохранные казны, Коммерческий банк и др.) и вместо них начать создавать систему «земских банков», ориентированных на ипотечный («земельный») кредит.
Перед началом реформ кредитно-финансовой системы «капиталы, не имевшие помещения в промышленность, скопляясь из года в год, достигли в 1858 г. громадной суммы в 1200 млн руб.», в то время как вся годовая продукция промышленности оценивалась не более 300 млн руб., а железнодорожная сеть еще только начинала создаваться. «Можно ли полагать, что 1200 млн частных капиталов не нашли бы себе верного и выгодного помещения, если бы не существовало крепостного права, монополии банков, откупной системы и других причин, неблагоприятных естественному развитию промышленных производительных сил?». Именно чрезмерное накопление вкладов и стало одной из главных причин, «подтолкнувших к ликвидации казенных банков», после чего «вкладные билеты» в эти банки были заменены на 5% банковские билеты.
Решение о выпуске 5% банковских билетов, выдававшихся в обмен на вкладные свидетельства старых кредитных учреждений, стало важной частью программы создания новых кредитных учреждений, и это решение оказалось эффективным — к концу 1873 г. в 5% билеты казначейства, государственные облигации и обращающиеся на рынке выкупные свидетельства было вложено около 1800 млн руб., в то время как вклады в Государственном банке составляли около 200 млн руб., в частных банках и кредитных обществах — около 500 млн руб. Рост вкладов в государственные ценные бумаги подтверждал успешность реформы кредитно-финансовой системы, выполнившей одну из основных своих задач — привлечение свободных капиталов для их инвестирования в государственные бумаги.
Оценка начавшихся реформ в обществе была неоднозначной — «после Крымской кампании хуже злейших врагов свирепствовали против русских финансов русские же министры финансов Брок и Княжевич. Ликвидацией прежних казенных и государственных банков они добились того, что в эпоху самого разгара железнодорожного строительства мы вместо прежних 4 процентов русским заимодавцам были вынуждены платить иностранцам сначала 5, потом 6 и даже 7 процентов! Если бы в начале шестидесятых годов русское правительство привлекало бы умелых финансистов, то Россия обошлась бы совершенно без заграничной задолженности, была бы чуть ли не богатейшей державой в Европе вместо беднейшей... 180 миллионов рублей наличными находилось к 1859 году в русских казенных банках — русские финансисты не знали им применения, и в то же время устраивали один заграничный железнодорожный заем за другим, погашая выкупные платежи процентными бумагами, курс которых вскоре упал до 60».
В это время, когда «новые слова: акция, акционерное общество, курс, премия, дивиденд и т. п. появились в обращении», группа «первоклассных европейских банкиров прорубила окно в Россию» — окно, «из которого свет биржевой спекуляции впервые просветил добродушных россиян» и «всем стало ясно, что весь секрет в нашем невежестве и непонимании истинного учредительского мастерства». Впрочем, «иностранцы сразу поняли», что Россия, «которой они предложили взаймы сотни миллионов за пять процентов, гарантированных правительством, в сущности, далеко не бедна и в кредите не нуждается, а потому почва для спекуляции открывается бесконечная и вполне плодотворная».
В 1864 г. был учрежден первый в России акционерный банк краткосрочного кредита — Санкт-Петербургский частный коммерческий банк. После этого учреждение акционерных банков «у нас пошло довольно сильным темпом вперед», и к концу 1860-х годов была заложена основа кредитно-финансовой системы нового типа, состоявшей из Государственного банка и его многочисленных отделений, акционерных коммерческих банков, акционерных земельных банков, обществ взаимного кредита, сберегательных касс и других, менее массовых кредитных учреждений.