Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Экономика «пребывания в бедности»


В таких условиях сформировалась специфическая экономическая модель «пребывания в бедности». «Представлять унижение и бедность не как следствие определенных исторических событий, а как достойный выбор, сделанный предками еще до твоего рождения — такой образ мысли... заслуживает уважение, но ведет он в тупик». Еще И. Т. Посошков, автор книги «О скудности и богатстве» (1724), говорил: «В коем царстве люди богаты, то и царство богато, а в коем царстве люди убоги, то и царству тому богатым не можно быть». Ho, по словам Н. Огарева, «Россия бедна... и русские, которые не ослеплены ложной народной гордостью, которые ясно и определенно понимают положение своей страны, первые сознаются в этом». «У нас тоскуют о бедственном недостатке денег, обвиняют в этом правительство, чтоб не признаться, что главная причина — бедность самой России», — продолжал он. В сущности, причины этого связаны даже не с правительством, хотя правительство не раз «обвиняли в зле, причины которого нужно отыскивать гораздо глубже. Конечно, правительство впадало в огромные ошибки: подкупность, эта постыдная язва, разъедающая все отрасли государственной службы, далеко не исцелена». Ho главная причина бедности России в том, что «не достает двигающей силы, индивидуальной инициативы, разумной деятельности в социальной организации... еще не может пробиться на свет дух свободы и обеспечения частной собственности». Огарев считал, что «в финансовом, как и во всех других вопросах Россию может спасти только... замена чиновничества выборным управлением».
Происходит эта бедность «от занятия первичными промыслами», и поэтому «Россия представляет громадный рынок для иностранцев» и «лакомый кусок для них». «Мы богаты землей», богаты естественными ресурсами, но «бедны капиталами». Такая бедность преобладает в тех обществах, где «медленнее обращение ценностей, где менее развит кредит»; «частная деятельность и промышленность стеснены», а промышленности «навязывают устаревшие экономические законы и правила».
Экономика «пребывания в бедности» породила целую жизненную философию пребывания в бедности («бедность — не порок»), связанную с религиозном этикой православия и нашедшую отражение в менталитете крестьянства XIX — начала XX в. «Экономическая мощь в настоящее время является решающим фактором», однако в России «мы с какой-то особенной любовью консервируем... нашу экономическую отсталость». По словам С. Ю. Витте, «если... промышленность наша... не возрастает в такой мере, как это необходимо для интересов страны, то причину сего можно видеть только во внутренних условиях». Для промышленного роста «необходимы деятельные капиталы», но, «к несчастью, именно капиталами, скопленными сбережениями, и не богато наше отечество». «Наш внутренний рынок настолько беден денежными капиталами» — добавлял С. С. Хрулев, — «и настолько насыщен всякого рода бумагами, что свободных капиталов, ищущих помещения в бумагах, очень мало».
Te сбережения, которые все же были накоплены у потенциальных индивидуальных инвесторов, часто не находили выхода на рынок ценных бумаг и не могли превращаться в инвестиции, что и стало одним из основных проявлений экономической модели «пребывания в бедности».