Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Оптимистическая оценка перспектив развития российского рынка ценных бумаг


При анализе состояния экономики Российской империи легко можно занять оптимистическую позицию — поскольку в стране происходил быстрый экономический рост, из этого напрашивается казалось бы вполне логичный вывод, что общество и его институты развивались в том же направлении, что и в других странах Европы. И если бы не Первая мировая война и две революции 1917 г., Российская империя вскоре приблизилась бы по уровню экономического развития к европейским странам.
Оптимистично был настроен финансист С. С. Хрулев, утверждавший в 1909 г., что «Россия быстро и самым естественным образом может развернуть свои экономические силы, искусственно задержанные в своем развитии, до размеров, границы которых в настоящее время даже не могут быть определены, и достигнуть быстро такого благосостояния своего населения, которому могут позавидовать и другие государства». Спустя сто лет после того, как были сказаны эти слова, можно позавидовать энтузиазму Хрулева, но и признать, что в 1909 г. были основания для такого заявления и слова, сказанные автором достаточно серьезного исследования о финансах России, не казались современникам беспочвенными.
Перед началом Первой мировой войны многие разделяли оптимистическое мнение, что экономическое положение России, этой «прекрасной страны», является «превосходным», и теперь ей необходимо лишь «развитие интеллектуальной культуры, распространение просвещения». Однако начавшийся в этой «прекрасной стране» всего через несколько лет террор вынуждает усомниться в оптимистической оценке достижений Российской империи, в том числе и состояния российской экономики, и задуматься над некоторыми серьезными вопросами.
Более трезвая и скептическая позиция основана на осознании, что путь экономического и институционального развития Российской империи был изначально осложнен спецификой исторического пути этого обширного региона мира, расположенного отчасти в Европе, отчасти — в Азии. «Россия с экономической и финансовой стороны представляет много таких особенностей, которые едва ли сделало возможным копирование ею западноевропейских образцов». И основным следствием этих особенностей стал этатизм — повышенная роль государства в экономике, и чрезмерное «развитие государственной кассы и государственных предприятий, далеко не соответствующее росту частных и общественных хозяйств».
«Современное государство признается сильным и способным занять авторитетное положение... только тогда, когда оно покоится на прочном экономическом фундаменте». В основе этого «прочного фундамента» находятся источники финансирования экономического роста, в Российской империи в значительной мере зависевшие от государства и контролировавшиеся им. «Болезненная чувствительность нашей биржи к малейшим событиям в области экономической или политической жизни государства» была характерным «симптомом болезни... отечества».