Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Pyсско-Китайский банк и КВЖД


До Русско-Японской войны основным инструментом экспорта капитала на Дальний Восток был Русско-Китайский банк, основанный в 1895 г. (затем эту функцию выполнял Русско-Азиатский банк); устав банка был утвержден 10 декабря 1895 г. Целями банка были финансирование Китайской Восточной железной дороги (КВЖД), договор о постройке которой был подписан в августе 1896 г., и проведение торговых операций в странах Восточной Азии.
Банк начал действовать с 9 января 1896 г. с основным капиталом 15 млн руб., запасным — 2,3 млн руб. Было выпущено 60 000 акций (именных и на предъявителя) номиналом 187,5 руб. В 1897 г. биржевая цена акций достигла 310 руб., во время кризиса снизилась до 224,5 в 1901 г., и в начале 1904 г. колебалась на Петербургской бирже в интервале 200—223 руб. Дивиденды банка выросли от 4% в 1897 г. до 8% с 1899 г., оставаясь на таком уровне и в кризисные годы. К концу 1903 г. в активах банка (277,1 млн руб.) процентные бумаги занимали весьма незначительное место — 3,793 млн руб. (2,8%).
Правление банка находилось в Петербурге, он имел филиал в Москве и многочисленные отделения (13 в Сибири, 9 в Средней Азии, 7 в Маньчжурии, 2 в Монголии, 8 в Китае, 4 в Японии, а также в Индии и в США — в Сан-Франциско). В правление банка входили А. Вышнеградский, Э. Нетцлин, М. Верстрат, а также П. Барк, В. Бизо, И. Готтингер, Л. Давыдов, Ф. Кноп, Д. Покотилов. Председателем правления банка стал князь Э. Э. Ухтомский (редактор газеты «Петербургские ведомости»).
Директором-распорядителем банка в 1896—1904 гг. был до своей смерти А. Ю. Ротштейн, совмещая эту работу с руководством Петербургского Международного коммерческого банка. В создании Русско-Китайского банка участвовали Петербургский Международный коммерческий банк, Парижско-Нидерландский банк, банк «Лионский кредит» и др. Участие возглавлявшегося А. Ю. Ротштейном Международного коммерческого банка, контролировавшегося немецкими капиталами, расценивалось современниками как попытка превратить Русско-Китайский банк в инструмент политики этого банка с целью проникновения немецкого капитала в Китай.
Назначение А. Ю. Ротштейна (одной из наиболее значимых фигур в российских финансовых кругах эпохи Витте) говорило о важности проекта Русско-Китайского банка, связанного с политической экспансией Российской империи на Дальнем Востоке. По словам Ротштейна в письме к банкиру Ф. Нотгафту, в действительности интересы самого Витте в Русско-Китайском банке были политическими, они «заключаются вовсе не в железнодорожных делах» (сколь бы масштабным в финансовом отношении ни был проект КВЖД), а в том, что «этот банк — инструмент» влияния, «который он... в любую минуту может использовать». Это хорошо понимали и во Франции, имевшей свои политические интересы в Индокитае, и французский финансовый капитал неоднократно пытался «прибрать Русско-Китайский банк к своим рукам», хотя банк «совершенно не нуждался» в «благосклонности французов». Русско-Китайским банком А. Ю. Ротштейн руководил до своей смерти от воспаления легких в 1904 г., после чего его сменил А. И. Путилов.
Более половины акций банка (его первоначальный основной капитал составлял 6 млн руб., 48 тыс. акций по 125 руб.) находилось у банков-соучредителей, значительный пакет акций принадлежал Государственному банку (4200 акций их первой эмиссии, и все 12 тыс. акций второй эмиссии). Среди иностранных соучредителей основное значение имел «Русский банковский синдикат в Париже», в том числе крупнейший его участник, банк «Comptoir National d’Escopte», передавший Русско-Китайскому банку ряд своих филиалов на территории Китая. Среди соучредителей банка были крупнейшие представители высших кругов парижских финансистов — Э. Нетцлин (один из руководителей «Banque de Paris et des Escompte» и член правления Русско-Китайского банка), P. Брис (член правления Credit Lyonnais), Ж. Штерн из одноименного банкирского дома и др. Роль иностранных владельцев ценных бумаг банка постепенно увеличивалась — в 1904 г. иностранным инвесторам принадлежало 7335 акций из общего количества 41 636, а 1905 г. — 17 475 из 50 412, главным образом за чет того, что Министерство финансов продало крупный пакет акций французскому банку «Banque de Paris et des Pays-Bas», который вскоре после этого ввел акции Русско-Китайского банка в котировки Парижской биржи.
Французские и немецкие инвесторы рассчитывали использовать банк для усиления своего влияния в Китае, где их конкурентами были английские банки. Для обеспечения влияния в Китае банку были даны широкие полномочия — проведение всевозможных товарных операций, предоставление страховых услуг, покупка-продажа иностранных ценных бумаг и даже эмиссия собственных денежных знаков на территории Китая.
Pyсско-Китайский банк и КВЖД

Непосредственно для постройки дороги было учреждено акционерное общество КВЖД (устав утвержден 4 декабря 1896 г.) с капиталом 5 млн руб. в 1900 г., разделенным на 1 тыс. акций номиналом 5 тыс. руб. По уставу владельцами акций могли быть только российские или китайские подданные, но на практике весь пакет акций КВЖД принадлежал Государственному банку и в обращении эти акции практически не участвовали.
Обществу были предоставлены широкие полномочия (в том числе создание дочерних торговых и промышленных компаний, разработка полезных ископаемых и т. п.). Председатель правления общества назначался китайским правительством, а общие собрания должны были проходить в Пекине либо в Петербурге (п. 19 Устава). Концессия выдавалась обществу на 80 лет, после чего дорога бесплатно передавалась в собственность Китаю (п. 2 Устава).
Начатая в 1898 г. постройка дороги была завершена в 1903 г., и общие расходы по официальным данным достигли 369,2 млн руб., а по слухам — еще больше. По словам П. П. Мигулина, это было «грандиознейшее из всех... частных железнодорожных обществ» как по финансовому размаху, так и в том смысле, что Россия тратила значительные средства на постройку железной дороги на территории Китая (1400 верст проходили в Маньчжурии). КВЖД должна соединить два участка Сибирской железной дороги и формально ее постройка объяснялась техническими трудностями проведения дороги по российской территории от Сретенска до Владивостока (где стоимость пути повышалась до 89 тыс. руб. за версту). Ho фактически этот проект был связан с ожиданиями перехода Маньчжурии под контроль России и со стремлением усилить российское влияние в Китае. «Постройка велась... расточительно, хотя и быстро». Вполне в духе отечественных традиций «хищения проводились совершенно открыто, на дороге царило полное бесправие», «сброд всевозможных авантюристов» и «невероятный разврат». Неудивительно, что фактическая стоимость дороги достигла 152 тыс. руб. за версту, что оказалось значительно дороже, чем если бы она велась по российской территории, хотя в Маньчжурии не было никаких технических трудностей для строительства.
За время постройки КВЖД капитал Русско-Китайского банка был увеличен до 15 млн руб., а к началу XX в. достиг 20,5 млн руб. (запасной — 3,7 млн руб.), из них 5,5 млн руб. предоставило китайское правительство. Перед началом русско-японской войны банк имел свои отделения в Шанхае, Пекине, Гонконге и других городах Китая, а также в Лондоне, Нью-Йорке и Бомбее, а по объему операций в Китае занимал второе место после английского Гонконгско-Шанхайского банка.
Pyсско-Китайский банк и КВЖД

Директором Пекинского отделения этого банка был Д. Д. Покотилов (1865—1908), один из ближайших сотрудников С. Ю. Витте по Министерству финансов, а с 1897 г. — официальный агент Министерства финансов в Китае, член руководящего комитета «Синдиката для разработки рудных богатств Китая», а также член правлений Русско-Корейского банка в Сеуле и Общества КВЖД. Банк инвестировал капиталы в добычу золота в Монголии (став соучредителем в 1900 г. акционерного общества «Монголор» с капиталом 0,5 млн руб.) и других полезных ископаемых в Маньчжурии (этим занималась финансируемая банком Англо-русская компания).
Годовой оборот банка вырос с 1899 по 1903 г. от 6,7 до 14,5 млрд руб., а чистая прибыль в 1904 г. достигла 4,3 млн руб. Ho после поражения России в войне с Японией банк понес значительные потери (только в 1907 г. убытки составили 11 млн руб.), операции в Маньчжурии почти полностью прекратились, а количество филиалов банка уменьшилось с 45 до 22. Министерство финансов отказалось от планов поддержки банка, и пакет акций, находившийся в собственности Государственного банка, был продан французским акционерным банкам.
В феврале 1908 г. дальнейшие перспективы существования проблемного Русско-Китайского банка обсуждались на совещании в Министерстве финансов, и новым директором банка был назначен А. И. Путилов, один из ставленников С. Ю. Витте.
Pyсско-Китайский банк и КВЖД

История возвышения Алексея Путилова была не менее яркой и колоритной, чем история Адольфа Ротштейна. Выходец из небогатой дворянской семьи Новгородской губернии, А. И. Путилов был внучатым племянником знаменитого промышленника Н. И. Путилова, основателя Путиловского завода в Петербурге. Семья Путиловых не была богатой, но его отец, тайный советник И. П. Путилов, имел кое-какие связи, что дало возможность Алексею Путилову получить хорошее образование, и он закончил юридический факультет Петербургского университета. Другом Путилова в студенческие годы стал Александр Вышнеградский, сын министра финансов И. А. Вышнеградского. В дальнейшем Александр Вышнеградский стал директором того самого Петербургского международного коммерческого банка, одного из крупнейших, с которым была связана деятельность Ротштейна до самой его смерти. За счет дружбы с Вышнеградским Алексей Путилов стал вхож в такие круги, о которых ранее мог только мечтать, и это определило его дальнейшую судьбу. Хотя Путилову предлагали остаться в университете и в перспективе стать профессором, он под влиянием Вышнеградского отказался от этого и в 1890 г. поступил на государственную службу в Министерство финансов.
Там его карьера вначале развивалась не очень быстро, и занимал он скромные посты — помощник юрисконсульта, затем делопроизводитель общей канцелярии министра финансов. Ho когда на него обратил внимание С. Ю. Витте, Путилов быстро пошел на повышение, став личным секретарем Витте, а также исполняющим обязанности заместителя директора канцелярии; с 1902 г. — руководителем Общей канцелярии Министерства финансов. Скорее всего, с Витте Путилова связывали не только служебные, но и доверительные личные отношения. Проследить их сегодня уже затруднительно, но, вероятно, именно они сыграли немалую роль в его продвижении.
По словам С. Ю. Витте, «Алексей Иванович Путилов... был секретарем, потом директором канцелярии и, наконец, управляющим крестьянским и дворянским банками... В настоящее время он... является одним из самых влиятельных, скажу, модных финансистов в банковских сферах, не только у нас в Петербурге, но и за границей». «Человек блестящего воспитания, он проводил много времени за границей и чувствовал себя одинаково дома на Плас де ля Бурс и на Ломбард Стрит».
Когда в 1906 г. Витте ушел в отставку, отказался от государственной службы и Путилов, и его дальнейшая карьера развивалась в банковской сфере. В 1908 г., благодаря протекции Витте, А. И. Путилов стал директором Русско-Китайского банка, в состав правления которого он входил с 1905 г. На новом посту Путилов начал действовать решительно — единственным способом спасения банка он считал его слияние с каким-либо другим крупным банком. Так возникла идея создания Русско-Азиатского банка.