Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

The Russian General Oil Corporation


Крупнейшие российские банки, расширяя сферу своего влияния, совместно с промышленными конгломератами начали учреждать финансовые холдинговые компании за границей (преимущественно в Англии, где для этого были наиболее благоприятные условия). Одними из наиболее известных таких холдингов стали «Русская генеральная нефтяная корпорация» и «Русская табачная компания».
Особенно показательна история финансового холдинга «The Russian General Oil Corporation», хотя этот проект остался незавершенным из-за начала Первой мировой войны. Для учреждения холдинга был образован консорциум, основную роль в котором играли крупнейшие банки — Русско-Азиатский и Петербургский Международный коммерческий, а также «Товарищество Г. М. Лианозова», «Каспийское товарищество», компания «А. И. Манташев и К°», «Московско-Кавказская компания» (всего 20 товариществ и компаний в нефтедобывающей отрасли с суммарным капиталом 135 млн руб.).
Русско-Азиатский банк, крупнейший из акционерных коммерческих банков, кроме основной своей цели — распространения финансового влияния в странах Восточной Азии, стремился полноценно интегрироваться в западноевропейский рынок ценных бумаг. Таких попыток, предпринимавшихся по инициативе российских банков, известно не так много, и среди них наиболее крупными стали незавершенные проекты руководителя банка А. И. Путилова — зарегистрированные в Англии финансовые холдинги «The Russian General Oil Corporation» и «The Russian Tobacco Company».
С одной стороны, эти проекты можно рассматривать как сугубо спекулятивные, с другой — они были масштабными, в них участвовали значительные капиталы, а также большая группа европейских банков и банкирских домов. Вероятность успеха этих проектов была велика, если бы не изменение ситуации на рынке из-за возрастания политической нестабильности перед началом Первой мировой войны.
Незавершенные проекты Русско-Азиатского банка, ставшие в известном смысле кульминацией истории российского рынка ценных бумаг, были возможными за счет благоприятного стечения нескольких факторов. В годы перед войной репутация Российской империи на мировом финансовом рынке была высокой. Россия в качестве участника Антанты приобрела особую важность для поддержания политической стабильности, и за это Франция была готова платить, став крупнейшим инвестором и вкладывая капиталы в российские предприятия и ценные бумаги. В 1870 г. на Парижской бирже котировалось российских ценных бумаг на 2,2 млрд франков (8,5% от общей капитализации французского рынка ценных бумаг), а в 1914 г. общая стоимость российских ценных бумаг, находившихся у французских инвесторов, достигла 13,2 млрд франков (24% ВВП и 18,9% от общей капитализации французского рынка ценных бумаг, акций и облигаций — 70 млрд франков, 126% ВВП).
Британские инвесторы начали проявлять повышенный интерес к добыче и экспорту нефти из Бакинского региона еще в 1880—90-е годы, но экономический кризис начала XX в. приостановил поступление британских инвестиций в нефтяную промышленность. Во время промышленного подъема в 1909—12 гг. вновь проявился интерес британских компаний к российской нефти, и основным английским инвестором стала финансовая группа «The Royal Dutch Shell», конкурировавшая с товариществом братьев Нобель. Когда возобновились британские инвестиции в российскую нефтяную промышленность Бакинского региона, возможности этой промышленности, как и запасы нефти в регионе, были несколько переоценены британской стороной, что создало повышенный интерес к ценным бумагам бакинских компаний. Это давало возможность холдингам Путилова рассчитывать на успех в игре на повышение своих ценных бумаг на Лондонской бирже, где акции нефтедобывающих компаний Бакинского региона пользовались таким же устойчивым спросом, как ценные бумаги добывающих золото компаний (Lena Goldfields и др.).
Благодаря инновациям в британском корпоративном законодательстве появилась возможность создания free-standing companies — «независимых компаний», зарегистрированных в Англии и формально считавшихся английскими финансовыми холдингами, предназначенными для операций за пределами Британской империи. Такие компании, контролирующие и финансирующие большие группы промышленных предприятий (в данном случае нефтедобывающих и табачных), создавались на капиталы иностранных участников, а их акционерами и членами правлений могли быть граждане любых государств.
В начале 1913 г. при поддержке Русско-Азиатского, Петербургского Частного коммерческого, Сибирского торгового и Русского торгово-промышленного банков в Лондоне были начаты три проекта по созданию финансовых холдингов — в нефтедобывающей и табачной промышленности, а также в производстве растительного масла. Наибольшую известность приобрел проект нефтяной компании, в котором, кроме названных выше банков, приняли участие конкурировавший с Русско-Азиатским банком Петербургский Международный коммерческий банк (контролировавшийся немецким капиталом) и Русский для внешней торговли банк. Компромисс Путилова с Международным коммерческим банком был связан с тем, что этот банк имел гораздо больший опыт работы с нефтедобывающими предприятиями.
В нереализованном проекте «Русской табачной компании» предполагалось, что дополнительными участниками консорциума будут Русский для внешней торговли банк, Торгово-промышленный банк, Сибирский торговый банк и Купеческий коммерческий банк в Ростове-на-Дону. Большая часть акций (60%) должна была принадлежать Русско-Азиатскому банку.
К идее создания зарегистрированных в Англии финансовых холдингов А. И. Путилова скорее всего подтолкнула активность компании «The Royal Dutch Shell», быстро поглощавшей не только зарегистрированные в России нефтяные предприятия, но даже и «The Ural Caspian Oil Corporation» — британскую холдинговую компанию, управлявшую капиталом зарегистрированного в России общества с таким же названием. «The Ural Caspian Oil Corporation» заключила соглашение с представителями «The Royal Dutch Shell» об увеличении акционерного капитала компании до 1 млн фунтов стерлингов, после чего представители Shell были введены в состав правления.
The Russian General Oil Corporation

В 1912 г. «The Royal Dutch Shell» поглотила принадлежавшие Ротшильдам компании «Русский стандарт», «Мазут» и «Каспийско-Черноморское общество», а также приобрела контрольный пакет акций «The Schibaieff Petroleum Company», реорганизованной в «The New Schibaieff Company» с акционерным капиталом 1,16 млн фунтов (690 000 акций номиналом 1 фунт и 470 привилегированных акций также номиналом 1 фунт). Из выпущенных в Лондоне акций 345 тысяч были приобретены банкирскими фирмами «Chaplin, Milne, Grenfell & Co» (Лондон) «H. Oyens & Zonen» (Амстердам), остальные акции приобретены «The Anglo-Saxon Petroleum Co».
The Russian General Oil Corporation

Вероятно, эти события и побудили А. И. Путилова к созданию «The Russian General Oil Corporation» — зарегистрированной в Англии холдинговой компании, в цели которой (заявленные в проспекте эмиссии акций) входило установление контроля над рядом крупных фирм в Бакинском регионе. В правление холдинговой компании входили А. И. Путилов и Ч. Инчболд (Ch. Inchbald) — директор Лондонского отделения Русско-Азиатского банка; А. И. Вышнеградский и Ж. Радин (J. Radine) — директор Парижского отделения Петербургского Международного коммерческого банка; А. А. Давидов и виконт де Бретейль (viscompte de Breteuil) — представители Петербургского Частного банка, И. М. Кон (от Петербургского Учетного и ссудного банка), М. А. Соловейчик (от Сибирского Торгового банка), А. Н. Рафалович (от Русского торгово-промышленного банка) и представители ряда нефтедобывающих предприятий.
Капитал компании (2,5 млн фунтов) был разделен на 2,5 млн акций — шер (shares) номиналом в 1 фунт, — введенных в котировку Лондонской биржи в июне 1912 г., а с января 1913 г. — в котировку Парижской биржи. Организацией их размещения на биржах занималось банкирские дома «О. A. Rosenberg et Cie» из Парижа и «В. Margulies» из Брюсселя.
The Russian General Oil Corporation

Однако данные о каком-либо реальном движении этих бумаг не известны. Из отчетов Лондонского отделения компании о динамике котировок с января по ноябрь 1913 г. становится очевидным, что сами учредители компании периодически проводили покупки и продажи небольшого количества (2—4%) акций, чтобы сохранять их в котировках биржи, а затем начать постепенно повышать курс. Это была обычная в то время практика (так же как и выплата с целью повышения курса завышенных дивидендов в некоторых нефтяных компаниях, входивших в «The Russian General Oil Corporation»). Если бы не начало Первой мировой войны, успех такой игры на повышение был бы весьма вероятным.
В составе «The Russian General Oil Corporation» при поддержке Русско-Азиатского банка в Лондоне была основана «The Emba Caspian Oil Company» с капиталом 3,2 млн фунтов (холдинговая компания, финансировавшая зарегистрированное в России общество с таким же названием). В правлении «The Emba Caspian Oil Company» были А. И. Путилов, директор Международного банка А. И. Вышнеградский и английские представители.
The Russian General Oil Corporation

Акции находящейся в Российской империи нефтяной компании обменивались на акции английской холдинговой компании (выпущенные на 1,14 млн фунтов), при этом искусственно была занижена оценка компании, чтобы таким образом уменьшить долю российских акционеров, после чего в число совладельцев было введено Товарищество братьев Нобель. Для размещения акций использовался консорциум русских и французских банков. Во французскую группу (приобретшую 440 тыс. акций) входили «Societe Generale», PARIBAS и банкирские дома «N. et G. Bardae», «L. Dreyfus et Cie» и «A. G. Stern». В русскую группу банков (выкупившую 740 тыс. акций) входили российские банки — партнеры Русско-Азиатского банка по «The Russian General Oil Corporation». За размещение от 200 до 500 тыс. акций в Париже взялась в 1913 г. банкирская компания «Chaplin, Milne, Grenfell & Company», но к середине 1914 г. удалось разместить только 33 325 акций. После начала войны размещение акций «The Emba Caspian Oil Company» приостановилось.
Что же касается акций «The Russian General Oil Corporation», то Балканский политический кризис и общее возрастание международной напряженности осенью 1912 г. привело к быстрому падению всех курсов на Лондонской бирже, что повлияло и на акции «The Russian General Oil Corporation». При номинальной стоимости 1 фунт в апреле 1913 г. они котировались по 46 шиллингов (2,3 фунта), в мае 1914 г. — 28 шиллингов (1,4 фунта), а 24 ноября 1914 г., когда Лондонская биржа была закрыта, — 19 шиллингов 6 пенсов (0,96 фунта). Правление компании в докладе о результатах деятельности компании за 1914 г. отмечало, что дивиденд по акциям сократился в 2,8 раза. Причины были очевидны — неблагоприятная конъюнктура на рынке ценных бумаг после начала Первой мировой войны, а также выплата компанией завышенных дивидендов, на что была израсходована большая часть прибылей и кредитов. Дальнейшее существование «The Russian General Oil Corporation» утратило смысл и перспективы, в 1916 г. несколько банков вышло из финансовой группы, а к началу в 1917 г. холдинг перестал существовать.