Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Товарищество братьев Нобель


Изобретатель и механик Эммануил Нобель, основатель династии Нобелей, перебрался из Стокгольма в Петербург в 1837 г. Швеция была в первой половине XIX в. бедной и неразвитой страной, и многие предприимчивые шведы эмигрировали в Америку и в Россию. Нобель основал в Петербурге военный завод, производивший мины, но потом предприятие стало убыточным, и вместе с сыновьями Альфредом, Людвигом и Робертом он вернулся в Стокгольм. Альфред Нобель, изобретатель динамита, вошел в историю как учредитель Нобелевской премии, а Людвиг и Роберт возвратились в Россию и стояли у истоков российской нефтедобывающей промышленности. Общий стиль деятельности Нобелей хорошо передают слова Альфреда, сказанные в космополитическом духе эпохи экспорта капитала: «моя родина везде, где я действую; а действую я везде».
Товарищество братьев Нобель

Добыча нефти стала новым и перспективным направлением инвестирования капитала, однако месторождений нефти тогда было известно в мире не так много — в США, в Галиции и в Каспийском регионе. Залежи нефти в районе Баку оказались наиболее богатыми и удобными для разработки, что привлекло к ним всеобщее внимание, и в 1898—1900 гг. «Россия по добыче нефти занимала первое место в мире».
Бакинская нефть, выходившая на поверхность, была хорошо известна уже много веков — ее использовали как топливо и для освещения, и купцы везли ее в Багдад. На бакинскую нефть обратил внимание еще Петр I, считавший, что для России в Баку может быть сосредоточена вся торговля с Востоком, и с 1806 г. Бакинское ханство вошло в состав Российской империи. Первыми предпринимателями, начавшими вкладывать капиталы в добычу нефти, стали И. Мирзоев (еще в 1871—72 гг. начавший бурить скважины), а также компания В. Кокорева, П. Губонина и барона H. Е. Торнау, построившая в сотрудничестве с немецкими предприятиями нефтеперерабатывающий завод для производства асфальта. В дальнейшем «Нефтепромышленное и торговое товарищество братьев Мирзоевых и К°», начавшее действовать с 27 ноября 1886 г., стало одним из крупнейших в отрасли. Основной капитал товарищества составлял 3,210 млн руб., запасной — 1,098 млн руб. Капитал был поделен на 6430 паев (именных и на предъявителя) номиналом по 500 руб., введенных в котировку Петербургской биржи 23 марта 1900 г. Дивиденды товарищества составляли 35% в 1897 г., 50% в 1900 г., 10% в кризисный 1901 г., 8% в 1902 г. и 12% в 1903 г. На выплату дивидендов предназначалось 8% прибыли.
По замечанию Б. Брандта, «как предприятия Мирзоева, так и предприятие Кокорева и Губонина, преобразованное в акционерное общество под наименованием «Бакинское нефтяное общество»... имели мало успеха». Однако цифры говорят, что дела у «Бакинского нефтяного общества» (БНО)» шли не так уж плохо. Эта первая акционерная компания в российской нефтяной промышленности была учреждена 18 января 1874 г. с капиталом 2,5 млн руб., выпустив 20 тыс. акций номиналом по 125 руб. Обществу принадлежали 10 нефтяных скважин, нефтеперерабатывающий завод и более 10 судов для перевозки продукции. Добыча нефти росла с 965,7 тыс. пудов в 1875—75 гг. до 3753 тыс. пудов в 1876—77 гг., и БНО стало лидирующим в нефтедобывающей отрасли.
Еще одной известной нефтедобывающей компанией стало «Нефтепромышленное и торговое общество “А И. Манташев и К°”», начавшее действовать 29 июня 1899 г. с целью развития «нефтяных промыслов в Бакинской губернии», принадлежавших торговому дому «А. Манташев и К°». Общество было учреждено с основным капиталом 22 млн руб., запасным — 687,7 тыс. руб., и выпустило 88 тыс. акций (именных и на предъявителя) номиналом по 250 руб. В 1899 г. цена акций на Петербургской бирже достигла 395 руб., затем она стала снижаться во время кризиса 1899—1902 гг. (226 руб. в 1902 г., 256 руб. к концу 1903 г., 194,5 руб. в середине 1904 г.). Уменьшался и размер дивидендов (на которые предполагалось использовать до 8% прибыли) с 12% в 1899 г. до 2% в 1903 г.
Добыча нефти привлекала все большее внимание, и Баку посещали многие российские предприниматели, но никто из них не спешил вкладывать капиталы в нефть, дело новое и рискованное. «Нефтепромышленность в Баку, при одинаковом производстве сырья с Америкою, выпускает в три раза менее обрабатываемых продуктов, чем Америка. Так Америка, лучше утилизируя природное богатство... обеспечивает себе помещение на всемирном рынке избытка своего производства... и не жалеет на это затрат». А в Баку «ничего подобного нет... добывание нефти ведется без малейшей расчетливости, масса сырья бесполезно теряется», а в нефтеобрабатывающей промышленности «наблюдается не прогресс, а явный регресс». Впрочем, слабая развитость обрабатывающей промышленности касалась не только нефти — тенденция продавать необработанное сырье была весьма характерна для экономики Российской империи.
Толчком в развитии бакинской нефтяной промышленности стал случайный приезд в 1874 г. Роберта Нобеля. Имея небольшой опыт торговли керосином в Финляндии, он заинтересовался возможностью организовать его производство — спрос на керосин в России рос, и большая его часть импортировалась из США. За 25 тыс. руб. Нобель приобрел у голландцев братьев де Бур небольшой нефтяной участок с керосиновым заводом.
Вскоре, 25 мая 1879 г., в Баку была основана нефтедобывающая компания «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель (БраНобель)» с основным капиталом (при учреждении) в 3,0 млн руб. Соучредителями товарищества были Людвиг, Роберт и Альфред Нобели, а также барон Петр Александрович Бильдерлинг, швед по происхождению, с которым у Нобелей были давние деловые и личные связи. К работе компании Л. Нобель привлек своих компаньонов Ф. А. Блюмберга, А. С. Цундгерена, Б. Ф. Вундерлинга, И. Я. Вабельского, М. Я. Бельямина. Сумма уставного капитала (3 млн руб.) была распределена между пайщиками товарищества: братья Нобели — 1610 тыс. руб., барон Бильдерлинг — 930 тыс. руб., Блюмберг — 25 тыс. руб., Цундгерен — 5 тыс. руб., Вундерлинг — 5 тыс. руб., Вабельский — 135 тыс. руб., Бельямин — 25 тыс.
Действовать товарищество начало с февраля 1880 г., выпустив 2000 именных паев номиналом по 5 тыс. руб. и акции на 15 млн руб. После первой эмиссии на 3 млн руб. последовала вторая на 1 млн руб. (1880 г.), третья на 2 млн руб. (1881 г.), четвертая на 4 млн руб. (1882 г.), пятая на 5 млн руб. (1883 г.). Основной капитал достиг 15 млн руб., запасной — 2,120 млн руб., оборотный — 5 млн руб. Облигационный капитал товарищества составлял 9 014 978 руб. Биржевая цена паев достигла максимума 15 100 руб. (более 300% от номинала) в 1899 г., и даже в кризисные годы не опускалась ниже 9800 руб. (в середине 1903 г.). Биржевая цена акций товарищества при номинале 250 руб. была максимальной в 1899 г. (755 руб.), затем начала снижаться до минимального уровня 467 руб. в середине 1903 г., после чего стала снова расти. Дивиденды составляли в 1899 г. 18%, в 1900 г. — 20%, в 1901 г. - 15%, в 1902 г. - 12%, в 1903 г. - 12%.
Основным конкурентом Нобелей в Баку было «Батумское нефтепромышленное и торговое общество» (БНИТО), основанное в 1883 г. для развития экспорта керосина. Однако его учредители, Бунге и Палашковский, вскоре столкнулись с финансовыми затруднениями, так как необходимы были более обширные капиталы, чем те, которыми располагало общество. Учредители общества оказались в критическом положении и вынуждены были заложить банкирам все свои акции, после чего на основе БНИТО было учреждено новое «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное общество» с основным капиталом 6 млн руб. В общество были вложены капиталы парижского банкирского дома Ротшильдов, и с возникновением этого общества уменьшился дефицит финансовых ресурсов на нефтяном рынке. «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное общество» вместе с «Товариществом братьев Нобель» в конце XIX века были основными нефтяными компаниями Каспийского региона.
«Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» начало свою деятельность 16 декабря 1883 г. (в совет директоров входили М. И. Эфрусси, К. А. Скальковский, князь Г. А. Грузинский) с основным капиталом 6 млн руб., запасным — 0,358 млн руб. и специальным запасным капиталом в 2678 млн руб. Общество выпустило 6000 акций номиналом 1000 руб. с дивидендами от 8% (в 1897 г.) до 10% в 1900 г. (в 1901—02 гг. дивиденды не выплачивались, в 1903 г.- 5%).
К началу XX века в Баку было построено 13 нефтеперерабатывающих заводов. По словам Артура Биби-Томпсона, английского инженера, много лет проработавшего в бакинской нефтяной промышленности, в Баку тех лет расходы на заработную плату рабочих были столь низкими, что смертность среди нефтяников была сравнима лишь со смертностью на золотых приисках в Африке. Это создавало большие возможности для максимизации прибыли и привлекало в Баку многих предпринимателей. «Постоянно развивающееся нефтяное дело на Кавказе... имеет великую важность для России, а в недалеком будущем обещает стать еще более важным, вытеснив совсем из Европы американский керосин». Скорость развития добычи нефти впечатляла — в 1832 г. добыто было 750 тыс. галлонов, а в 1870 — уже 3,5 млн.
В середине 1880-х годов внимание английских инвесторов привлекла изданная в Лондоне книга Чарльза Марвина под названием «The Coming Deluge of Russian Petroleum» — «Грядугцее затопление русской нефтью». Чарльз Марвин (1854—1890), хорошо знавший Россию, где прошло его детство, корреспондент английской газеты The Globe в Петербурге и автор книги «The Region of Eternal Fire: an Account of a Journey to Petroleum Region of the Caspian» (1884) о путешествии в Каспийский регион в 1883 г., писал в одной из статей, что «Баку... восхитил меня»; скважины братьев Нобель «дали громадное количество нефти» и «песня Америки спета», так как она ничего не может противопоставить залежам каспийской нефти. «На Баку обращено внимание всех стран Европы», и если Англия не проявит активности, то «не только бакинская, но и вообще вся нефтяная торговля пройдет мимо ее рук» .
Однако реальное положение российской нефтедобывающей промышленности в конце XIX в. было отнюдь не таким процветающим, как можно было бы ожидать. Причины такого «печального... положения», не соответствующего ни благоприятным условиям добычи нефти, ни выгодному географическому положению нефтяных источников, способствующему продвижению нефти на рынки других стран были связаны с тем, что «ни бакинцы, ни батумцы никогда не были действительными экспортерами», не имея ни собственных судов, ни складов. И если в США нефтяная промышленность была хорошо организована, а компания Standard Oil стала «одним из могущественных трестов в Америке», то в Российской империи ничего подобного не было.
Первоначально дела у нефтедобывающего товарищества братьев Нобель шли не очень хорошо — разместить выпущенные акции и облигации в Париже не удавалось. Людвиг Нобель руководил не только нефтяной компанией в Баку, но и машиностроительным заводом в Петербурге, а также занимался поставками в Россию динамита, производимого Альфредом Нобелем. Однако «несмотря на крупные ресурсы Людвига, финансовое положение... угрожающее» — писал Альфред в письме Роберту Нобелю. «Доверие к товариществу подорвано тем, что [банкир] Гинцбург и его бестолковый компаньон [Грубе] метались по всей Европе, пытаясь собрать для предприятия кредит в 6 млн рублей, из которых по-настоящему были нужны лишь три... и везде получали отказ». Наконец в апреле 1883 г. кредит в 3 млн руб. был выдан Государственным банком под залог акций и облигаций. Дополнительный выпуск акций и облигаций удалось распространить на 10 млн руб., и дела товарищества начали налаживаться.
Товарищество братьев Нобель

Перепроизводство нефти привело к новому кризису товарищества, и в 1886 г. оно снова было на грани финансового краха, создавая проблемы для Альфреда Нобеля, две трети капитала которого были вложены в акции бакинской нефтяной компании. Сложности с размещением новых эмиссий акций были связаны с тем, что крупный и влиятельный немецкий банк «Дисконто-Гезельшафт» отклонил предложение о размещении ценных бумаг Нобелей, и вслед за ним стали отказываться от них и другие немецкие банки. По словам Альфреда Нобеля в письме к брату от 18 октября 1889 г., банкир Гольдшмидт «хочет осуществить дело. Его предложение заключается в следующем: он и его группа (крупные банки в Бремене, Гамбурге, Антверпене, Базеле, Цюрихе и т. д.) берут себе 4 тыс. акций наличными по номинальной цене, что составляет 250 рублей за акцию за вычетом 1% комиссионных для Гольдшмидта, то есть 1 млн минус 10 тыс. рублей, 8 тыс. акций (т. е. 2 млн руб.) пускаются в 6-месячный опцион на тех же условиях и с 1% комиссионных. Все расходы по эмиссии берут на себя банки, которые намереваются создать котировку на бирже в перечисленных выше городах. Мы же должны взять на себя обязательство не покупать акции в течение 6 месяцев, пока продолжается опцион... чтобы банкам не могли помешать в их мероприятиях по приобретению ценных бумаг».
Товарищество братьев Нобель

Проблемы Нобелей были связаны с переизбытком нефти на мировом рынке (в то время нефть использовалась только с целью производства керосина для ламп и смазочных масел). Относительно дешевая бакинская нефть создавала угрозу для продукции Standard Oil Дж. Рокфеллера, и на фоне этого Ротшильды начали скупать небольшие нефтеперегонные заводы в Баку, сливая их с компанией «Мазут» — главным конкурентом предприятия братьев Нобель.
Впрочем, скоро дела «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» наладились. После смерти Людвига Нобеля товариществом до 1917 г. руководил его сын Эммануил (после революции эмигрировавший в Швецию). Когда 9 октября 1888 г. нефтяные промыслы товарищества посетил император Александр III, он положительно оценил успехи Нобелей, наградив Эммануила орденом Св. Станислава. Вскоре на Всемирной выставке в Париже в 1889 г. товарищество получило два гран-при — в номинациях «Горное дело» и «Химические продукты». «Я поражен, как тебе удалось справиться с важнейшими делами. Молодец, племянник!» — написал в 1890 г. в письме Эммануилу «динамитный король» Альфред Нобель.