Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Московская биржа


Московская биржа была основана в 1790 г., но в первое время своего существования не имела реального значения — купцы продолжали по старомосковскому обычаю встречаться в чайных, где и заключали сделки. И даже постройка представительного здания биржи (закончено в 1839 г.) и начало заседаний биржевого комитета (с 1837 г.) не смогло заметно повысить значение Московской биржи, активизировавшейся только в 1860-е годы с появлением нового поколения предпринимателей.
Московская биржа

«Московское биржевое общество, или, как обычно его называли — по имени его руководящего органа — Московский биржевой комитет, было самой значительной, самой влиятельной представительской организацией торговли и промышленности в Москве, а ранее, в течение долгого времени, и во всей России».
В то время как Петербургская биржа была известна спекулятивными операциями, более консервативная Московская биржа ориентировалась на не столь прибыльные, но надежные бумаги — государственные облигации, облигации и акции железных дорог. Посетителей биржи «было две категории: хлопчатобумажники и вообще текстильщики, и “фондовые”. Собственно говоря, только последние и ходили на биржу, чтобы заключать сделки. Текстильщики же там бывали по привычке, — повидать знакомых и узнать новости. После биржевого собрания шли завтракать. Помню, нам всем казалось, что “фондовые” шумят и кричат без удержу. Ho если сравнить московскую биржу с парижской, уже не говоря про Америку, то пришлось бы прийти к выводу, что биржевое собрание проходит спокойно и тихо, — степенно. Да и число посетителей было совсем не так велико, и объем сделок не так велик, как в Петербурге, а количество котируемых бумаг не могло сравниться с западноевропейскими биржами».
В сентябре 1874 г. на Московской бирже котировались: облигации 5% выигрышного займа 1—2 выпуска, 5% банковские билеты 1—3 выпуска, 5% выкупные свидетельства, 5% рента, 5% облигации Московского городского кредитного общества, 6% закладные листы Московского и Тульского земельных банков. В котировках были акции Главного российского общества железных дорог, а также 13 других дорог (Рижско-Динабургской, Московско-Рязанской и др.). Банковские акции были представлены бумагами Коммерческого ссудного банка, Торгового банка, Промышленного банка, а также Одесского банка. Кроме того, котировались акции Московского страхового общества и Страхового общества «Якорь».
В 1874 г., по словам аналитика «Финансового обозрения», «московское фондовое дело оказывается мертвым делом. Ни малейшей жизни, никакого биржевого движения мы на бирже не заметили. Московская публика... биржевой игрой не занимается; биржевой люд также. Все биржевые обороты фондового рынка ограничиваются выигрышными займами, банковыми билетами, местными городскими облигациями и закладными листами Московского и Петербургско-Тульского земельного банков». Акции железных дорог появлялись в котировках редко, а «с прекрасными закладными листами Общества взаимного поземельного кредита здесь мало знакомы». «Москвич... выжидать не умеет и не любит, а шлет себе депешу за депешей; чем меньше шансов достать сотню-другую акций, тем усерднее он надбавляет цену. Отказа он не признает. На то и деньги, чтобы получить желаемое».
На Московской бирже «маклеров было очень много... двух категорий: фондовые и по учету, и текстильные... Маклер — фигура вне времени и пространства. Везде и всегда тип маклера, более или менее, один: приятный собеседник, балагур, хороший застольный компаньон и вообще человек, общение с коим доставляет удовольствие. Были в Москве фигуры легендарные, как, например, Николай Никифорович Дунаев, Иона Дмитриевич Ершов, Алексей Николаевич Постников, Иван Алексеевич Моргунов, — и сколько их было... Существовали и полуофициальные, которых звали “зайцами”... Ho, конечно... большая часть — в процентном отношении — деловой жизни проходила вне биржи».
«Чтобы достигнуть более правильных сделок и не быть в руках маклеров, некоторые лица в Москве, в числе 17 человек, занимающиеся покупкой и продажей фондов, в прошедшем году образовали из себя кружок. Сначала они собирались вне биржи в одном из трактиров» и здесь совершали сделки с ценными бумагами без посредничества маклеров, а когда количество их стало увеличиваться, «они испросили формальное разрешение у московского генерал-губернатора» проводить регулярные встречи для определения котировок и операций с бумагами, «чему не противодействовал и биржевой комитет». Так появилась московская фондовая биржа, называемая также «утренней биржей». Биржевики собирались ежедневно в 12 часов утра «в доме князя Грузинского, и близ малого театра в ресторане “Казино”». В 1870 году количество участников доходило до 100 человек, среди которых было 30 профессиональных маклеров. На этих встречах «самого маклерства... не допускается, как и сделок срочных», позволялись лишь операции с бумагами за наличные, и «бумаги должны быть сданы покупателю не позже как в течение 3—7 дней». Во время операций «никаких куртажей нет, взимается только 11/2 копейки с акции в кассу этой биржи на необходимые расходы».
В начале XX века обстановка на Московской бирже изменилась, а объемы операций с ценными бумагами значительно расширились. В котировках широко были представлены акции железных дорог (Московско-Казанской, Московско-Киевско-Воронежской, Московско-Виндаво-Рыбинской, Юго-Восточной и др.) и земельных банков (Донского, Киевского, Московского, С.-Петербургско-Тульского, Ярославско-Костромского, Харьковского и др.). Кроме того, на Московской бирже в 1913 г. котировались акции крупнейших петербургских коммерческих банков и местных московских банков (Московского учетного и Московского торгового). Из промышленных акций были представлены бумаги Брянского, Путиловского и Сормовского заводов, хотя они не были характерны для этой биржи.
Даже в годы расцвета биржи ценные бумаги акционерных предприятий были менее распространены, чем на Петербургской, а повышенное значение все так же имели государственные бумаги с фиксированным доходом. При размещении государственных облигационных займов большая их часть оказывалась на Московской бирже. К 1913 г. на этой бирже котировалось 146 наименований облигаций на общую сумму 11,7 млн руб., а к началу 1914 г. к ним добавилось еще 120 наименований процентных бумаг. Общая стоимость котировавшихся в 1913 г. облигаций составляла 11 706,05 млн руб., из них облигаций государственных займов было 65%.
Особенностью Московской биржи было и то, что промышленные предприятия этого региона (в том числе наиболее значительные — текстильные) чаще всего имели форму закрытых обществ, а крупные пакеты их бумаг находились у небольшого количества учредителей и почти не были представлены в биржевых котировках. Среди акций предприятий 5 было выпущено железнодорожными компаниями, 6 — пароходными, 5 — страховыми, 24 — прочими частными торгово-промышленными предприятиями. Из акций торгово-промышленных компаний 12 наименований акций предприятий, расположенных преимущественно в Москве (с капиталом 41,81 млн руб.) котировалось только лишь на Московской бирже. К началу 1914 г. в котировку было введено 80 новых дивидендных ценных бумаг.
Всего же в 1913 г. котировалось 69 наименований акций на общую сумму 784,24 млн руб., из которых 29 (на общую сумму 480,52 млн руб.) принадлежали банкам: 20 — коммерческим, 9 — земельным. Из 20 наименований акций коммерческих банков только на Московской бирже котировались лишь бумаги Московского торгового банка (с основным капиталом 10 млн руб.), акции остальных крупнейших банков котировались и на Петербургской бирже.