Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Биржевые игроки и Захарий Жданов


Круг биржевых игроков в годы перед Первой мировой войной значительно расширился. Биржевые дельцы встречались тогда в петербургском ресторане «Вилла Родэ» и в банкирской конторе «Кафталь и Гандельман». Позже основным местом встреч во второй половине дня участников «американской биржи» стал Русско-Азиатский банк.
Настроение среды биржевых игроков, действовавших нередко на грани законности, передает стихотворение Евгения Венского, написанное в 1916 году: «Брожу ль средь банковских Атлантов / Вхожу ль в кафе по вечерам / Сижу ль меж темных спекулянтов / Я предаюсь своим мечтам (...) Гляжу ль на крупного банкира / Я мыслю: денежный титан, / Очистишь ты карманы мира / Как раз очистил мой карман (...) День каждый, встречу, сделку, место / Привык я думой провожать, / Неотвратимые аресты / Меж них стараясь угадать. / И где изменит мне судьбина? / В кафе ли, в банке ль осрамлюсь, / Иль на продаже кокаина / Неоспоримо попадусь?».
«Колесо биржи завертелось с небывалой у нас быстротой и силой, перемалывая деньги в бумагу... выбрасывая акции и облигации», и знаменитыми «королями биржи» стали в те годы 3. П. Жданов и И. П. Манус. Жданов, «начавший издавать в Петербурге газету «Биржевой день», был «один из немногих, кто не “продулся” на бирже а “раздул” ее». В первом номере своей газеты в передовой статье «Наша программа» Жданов писал: «Неудивительно, что масса публики, занимающейся биржевыми операциями, разбогатела, и притом без всякого участия в биржевом ажиотаже. Стоило какому-нибудь скромному капиталисту купить в 1911 году двадцать пять мальцевских [акций] и спрятать их в письменный стол, чтобы через год или полтора сделаться обладателем стотысячного состояния. Такая же метаморфоза произошла с держателями бакинских, нобелевских... и многих других» — продолжал Жданов. По словам Жданова, «биржа не церковь, не аудитория и не театр. Здесь не место для высоких эмоций и торжественных или нежных настроений. Здесь борьба. На бирже все равны, все свободны, и отвечает каждый за себя».
Кроме биржевой игры 3. П. Жданов вошел в историю и тем, что через А. И. Репьева (доверенное лицо банкирского дома «Захарий Жданов и К»°) и под его именем издал несколько книг о бирже.
Биржевые игроки и Захарий Жданов

О жизни этого «короля биржи» известно не так много. Его настоящее имя было Захарий Петрович Голяшкин, а фамилию пришлось сменить после того, как Московский коммерческий суд признал его несостоятельным должником. Этот факт не помешал Жданову открыть в 1907 г. небольшой банкирский дом «Захарий Жданов и К°». Через пять лет Жданов уже был знаменитым биржевиком. В его успехе основную роль сыграла удачная игра на повышение акций Ленского золотопромышленного товарищества, крупным пакетом которых Жданов владел. Цена акций благодаря игре Жданова поднялась с 1 до 5—6 тысяч, и на бирже эти акции стали в шутку называть «Елена Захаровна». Накануне Первой мировой войны Совет фондового отдела Петербургской биржи исключил Жданова из своего состава, признав его деятельность на бирже дестабилизирующей и вредной. Ho это не помешало Захарию Жданову оставаться «королем биржи», а во время войны он приумножил свое богатство на облигациях военных займов. После 1917 г. Жданов остался в России и был активным игроком на бирже в годы НЭПА, пока его не арестовали в 1930 г.