Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Статистика индивидуальных инвесторов и рантье


Точная статистика индивидуальных инвесторов отсутствует — в начале XX века методы сбора статистической информации были еще далеки от современных, и определить количество индивидуальных инвесторов на рынке ценных бумаг можно лишь приблизительно. По данным Лондонской биржи, к началу XX века в Российской империи было около 1 млн владельцев ценных бумаг.
Индивидуальные инвесторы были сосредоточены преимущественно в основных финансовых центрах, где находились биржи, проводившие операции с ценными бумагами. Общее количество населения в этих семи городах империи (Петербург, Москва, Варшава, Рига, Киев, Харьков, Одесса) составляло 5,5 млн человек, и прослойка индивидуальных инвесторов могла достигать в этих городах в среднем 20%. Однако за пределами финансовых центров, в особенности в провинции (а тем более на окраинах империи) операции с ценными бумагами были мало распространены. По общему количеству индивидуальных инвесторов (0,58%) Россия отставала и от Японии (0,79%), и от Австро-Венгрии (1,5%), не говоря уже о странах с более развитыми финансовыми рынками.
Косвенно распределение индивидуальных инвесторов по крупнейшим городам империи, где были фондовые биржи, можно оценить по данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. Указывавшееся в стандартизированных для всех губерний таблицах количество рантье (п. 14 таблицы XXI — лица, живущие «доходами с капитала и недвижимого имущества», — единственный показатель переписи, сопоставимый с количеством индивидуальных инвесторов), не тождественно количеству индивидуальных инвесторов, вложивших свои сбережения в ценные бумаги. Значительная часть рантье сдавала в аренду недвижимость и получала доход от депозитов; большая же часть владельцев ценных бумаг не относила себя к рантье и, кроме инвестиций в ценные бумаги, занималась иными видами деятельности.
В Петербурге (с населением в 1897 г. 1 264 900 чел.) рантье было 45 503 чел. (3,6% населения); в Москве (с населением 1 038 600 чел.) — 26 148 (0,3%); в Варшаве (с населением 683 692 чел.) — 24 387 (3,57%), в Одессе (с населением 403 800 чел.) — 6 543 (0,2%); в Киеве (с населением 247 700 чел.) — 19 448 (7,8%); в Харькове (с населением 174 000 чел.) - 5610 (3,2%).
Сравним эти данные с количеством рантье в некоторых провинциальных городах. В Полтаве (с населением 52 202 чел.) рантье было 2,98% (1558 чел.); во Владимире (с населением 28 854 чел.) — 4,99% (1424 чел.); в Казани (с населением 129 959 чел.) - 3,39% (4410 чел.). В столичном Петербурге рантье было 3,6%, а в маленьком Владимире, где населения было почти в 50 раз меньше — 5,99%. Вряд ли кто-то будет предполагать, что сфера финансовых услуг во Владимире была развита лучше, чем в Петербурге. Ho практика вложения своих сбережений в ценные бумаги (преимущественно государственные облигации), приобретаемые через сберегательные кассы и банки, была развита в провинциальных городах не менее, чем в основных финансовых центрах. В целом же, данные о количестве рантье не вполне информативны в отношении индивидуальных инвесторов, вкладывавших свои сбережения в ценные бумаги. В известной автору статистике непосредственные данные о таких инвесторах в городах Российской империи отсутствуют.
Всего в Российской империи по данным переписи 1897 г. было 328 513 человек, живущих доходами «с капитала и недвижимого имущества» (из них 160 173 мужчины и 168 340 женщин), что составляло 0,26% населения (125,64 млн чел. в 1897 г.). Совокупный годовой доход «с капитала» у российских рантье составлял 397,1 млн руб. — 123,1 млн (31%) от государственных и гарантированных государством ценных бумаг, 85 млн (21,4%) от процентных бумаг частных акционерных обществ, 63,3 млн (15,9%) составляли проценты от вкладов на текущих счетах, 0,4 млн (0,1%) проценты от вкладов процентными ценными бумагами, 44,3 млн (11,2%) от ссуд по закладным листам на недвижимость, 80,9 млн (20,4%) дивиденды акционеров. Общее количество лиц, получавших указанные выше виды «дохода с капитала», Министерством финансов оценивалось в 55 235 чел. (не учитывая лиц с доходами «с капитала» менее 1000 руб. в год), а количество лиц, получавших доход более 1000 руб. с недвижимости, составляло 57 864 чел.
Доходы рантье с капитала (от процентных и дивидендных ценных бумаг, закладных листов и депозитов) и от недвижимости распределялись примерно поровну и (с учетом лиц, получавших доходы менее 1000 руб.) можно предполагать, что на доходы от ценных бумаг и депозитов в начале XX века жило около 150 тыс. человек (примерно 0,1% населения империи) при общем количестве владельцев ценных бумаг около 1 млн чел., т. е. около 15% лиц, владевших ценными бумагами.
Поскольку владельцев ценных бумаг в Российской империи, по данным Лондонской биржи, было около 1 млн — гораздо больше, чем лиц, «живущих доходами с капитала» (55 235 чел.), это еще раз подтверждает, что нельзя ставить знак равенства между рантье и индивидуальными инвесторами в ценные бумаги, большинство из которых при переписи населения не указывали «доход с капитала» как основной, занимаясь иными видами деятельности.