Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Экспорт капитала и промышленный аутсорсинг


Проникновение в экономику Российской империи потоков массовых иностранных инвестиций стало следствием накопления переизбытка свободных капиталов. Тенденция к частичному переносу производства в страны, где оно могло давать наибольшую прибыль из-за близости сырья и рынков сбыта, а также более дешевой рабочей силы возникла в промышленно развитых странах после накопления определенной «критической массы» свободных финансовых ресурсов. Экспорт капиталов становился настолько массовым, что приводил к ускоренному развитию самодостаточной сферы финансовых услуг, как это было в Англии, а прибыли в этой сфере начинали превышать прибыли в промышленности. После этого более выгодным стал перенос промышленности в колонии (для Англии начала XX века — в Индию) либо в развивающиеся страны, как это было с французскими и бельгийскими металлургическими предприятиями, переносившимися в Российскую империю.
Особенно заметными были эти процессы на востоке Украины, в Донецком и Приднепровском регионах, где на пустом месте быстро возникали заводы, построенные иностранными инвесторами. «Нижне-Днепровск, несколько лет тому назад пустырь — теперь громадная станция, окруженная на несколько верст всевозможными заводами. Здесь заводы вагоностроительный... трубопрокатный, механический и другие. Громадные здания, электричество. И все до одного завода, весь этот громадный и драгоценный город, выросший, как в волшебной сказке, — все принадлежит иностранцам, и все создано только ими». «Наиболее могущественная у нас горная и металлургическая промышленность юга России целиком создана иностранцами на пустом месте».
Цена продукции предприятий, созданных за счет иностранных инвестиций (в частности, металлургических), заметно превышала западноевропейские цены. К началу XX века цена выплавленной стали на лучших предприятиях Российской империи была на 10% выше, чем на лучших бельгийских предприятиях. Цена на рельсы в Бельгии была 105—110 франков за тонну, в Российской империи — 113—154 франка. Уступала продукция российских металлургических предприятий и по качеству — срок службы рельс был не более 10 лет, в то время как бельгийских — более 30 лет. Однако прибыльность таких предприятий обеспечивалась постоянными государственными заказами на рельсы и другое железнодорожное оборудование, связанными со стратегической задачей — созданием железнодорожной сети. Иностранные инвесторы вывозили в Бельгию, Францию и другие страны не продукцию, а прибыль своих предприятий.
Возникновения инвестиционных потоков, направленных в Россию, и начало переноса производства из Бельгии и Франции были связаны как с внутренними причинами на финансовых рынках этих стран («перепроизводством» капиталов, которое дестабилизирует рынок и создает потребность экспортировать этот свободный капитал, а вместе с ним и избыточное материальное производство), так и с потребностью России в новых предприятиях и инвестициях, необходимых для их постройки. Однако во Франции или Бельгии деиндустриализация и трансформация экономической системы в сервисную форму, ориентированную на финансовые услуги, проявились в меньшей степени, чем в Англии. Там перенос производства в колонии начался раньше и приобрел более явные формы, как и возрастание значения сервисного сектора экономики. Все эти процессы весьма напоминают современный промышленный аутсорсинг, однако в конце XIX — начале XX в. они не успели проявиться в такой мере, как в конце XX и начале XXI века, поскольку были прерваны Первой мировой войной и революцией в России.