Реклама

Реклама

Яндекс.Метрика

Источники иностранных инвестиций


Исторически первые иностранные капиталы, поступавшие в Россию в Петровскую эпоху, были голландскими, а потом немецкими, когда в XVIII — начале XIX в. начала формироваться немецкая диаспора. Многие из немецких частных банкиров (Л. И. Штиглиц и др.), образовавших финансовую элиту Петербурга, по происхождению были евреями.
В первой половине XIX века среди иностранных предпринимателей наибольшим влиянием пользовались англичане, хотя количественно их в Петербурге в 1814 г. (1451 чел.) было во много раз меньше, чем немцев (37 842 чел.). Такое влияние было связано с экономически значением Британской империи в это время; Германия же в первой половине XIX века еще не объединилась в целостное государство. «В деле железнодорожного строительства особую услугу оказал нам именно английский капитал. На английском рынке в значительной степени были помещены наши государственные и гарантированные государством займы в начале 1860-х годов, все консолидированные ж. д. займы 1870-х годов и значительная часть наших новейших гарантированных займов частных ж. д. обществ».
Co второй половины XIX века влияние немецких капиталов в России постоянно возрастало, а британских уменьшалось. Российская империя не входила в приоритетные для Англии направления экспорта капитала — для британских инвесторов было немало стран из числа английских колоний (или бывших колоний), куда инвестировать капиталы было выгоднее, надежнее и проще — прежде всего в США, Канаду, Австралию. Рост влияния немецких капиталов был связан не только с возрастанием значения Германии в мировой финансовой системе, но и с тем, что немцы в отличие от англичан, французов и бельгийцев не только направляли инвестиции в учреждение новых предприятий, а использовали всякую возможность для создания сети филиалов немецких компаний в России и для расширения присутствия немецких товаров на российском рынке (который и так был ими переполнен). Впрочем, Германия, как и Бельгия, «в значительной степени» помещали в российские бумаги не собственные капиталы, а были «только посредниками между французскими капиталистами и Россией».
Австрийский капитал также занимал заметное место в российской промышленности — по количеству иностранных предпринимателей подданные Австро-Венгрии были на втором месте после немецких в Москве (45 чел. из 363), в Петербурге — на третьем после немецких и французских (23 чел. из 223). По количеству предприятий, основанных иностранными предпринимателями (в 1890—1900 гг.), австрийские были на втором месте — 21 компания (немецких — 66). По объемам внешней торговли Австро-Венгрия занимала пятое место. Приоритетными для австрийских инвестиций были легкая и деревообрабатывающая промышленность, направлялись эти инвестиции и в металлообрабатывающую отрасль.
В 1880-е годы основное значение приобрели французские капиталы (32,4%), на втором месте были английские (31%); в 1890-е лидировали немецкие (36,7%), на втором месте были французские. Когда с 1895 г. начался общий промышленный подъем и бум иностранных инвестиций, после русско-французского сближения значение немецких инвестиций снизилось и во второй половине 1890-х годов количественно преобладали бельгийские инвестиции (32,5%). Среди инвестиций в акционерные общества с иностранным капиталом в 1901 г. 46,6% были бельгийскими, 23,8% — французскими, 20,5% — английскими, 6,6% — немецкими. К 1917 г. распределение инвесторов несколько изменилось — 27,9% капиталов были французскими, 27,4% — английскими, 21,6 — бельгийскими, 10,8 — американскими, 7,2% — немецкими.
Неизменный интерес инвесторов вызывало вложение капиталов в акционерные коммерческие банки (хотя, как уже отмечалось, в банках доля иностранного капитала обычно не превышала 40%). «Наше банковское дело находится всецело в немецких и французских руках», — отмечал анонимный аналитик петербургского «Финансового обозрения» по поводу открытия Русско-Английского банка. Ho действительно немецких капиталов «в банковском деле очень и очень мало», так как немецкие инвесторы «любят помещать в банки французские капиталы, оставаясь при этом хозяином предприятия», а «нет более вредного для народного хозяйства капитала, чем французский, который стяжал себе всемирную славу ростовщического. Наиболее деятельным и полезным является английский капитал», выступающий «не столько в роли ссудного, сколько в творческой роли предпринимательского». И раз уж «без иностранного капитала нам не оживить нашей суровой и скупой природы», и необходим постоянный приток «живой воды в виде иностранного капитала», то лучше всего было бы «получать ее из Англии». Ho доля британских инвестиций в конце XIX — начале XX в. значительно уступала французским, бельгийским и немецким. И хотя, сравнивая приведенные выше данные о распределении инвестиций 1901 и 1917 гг., в них можно усмотреть тенденцию к возрастанию присутствия английского капитала в российской экономике, эта тенденция (даже если она и была на самом деле) прервалась в 1917 г.
С 1901 по 1911 гг. в Российской империи была разрешена деятельность 184 иностранным компаниям с капиталом 268 млн руб. (только за один 1911 г. было основано 40 компаний с иностранным капиталом 80 млн руб.). В металлургическую и угольную промышленность вкладывались преимущественно французские и бельгийские капиталы; в добычу нефти и золота — английские; в машиностроение, химическую и электротехническую промышленность — немецкие.